August 23rd, 2005

Simon

(no subject)

...Хляби небесные разверзлись в 3 часа по полуночи. Первые слабые капли упали, будто нехотя, на усыпанную листьями и ветками, нечищенную никогда крышу, на пожухлую, измучeнную небывалой жарой траву, на нелепые кусты малины, разросшиеся уже на пол-участка, но вовсе не дававшие ягод, на забытый у калитки старенький велосипед... слабые, словно по ошибке... потом началось. Грохотало, сверкало, свистело, шумело, лило, барабанило яростно, беспощадно прибивая к земле азалию, Натальину гордость, и белую мальву, невесть откуда взявшуюся: никто её не сажал, или не признавался.

Дом был старинный, прадедом ещё построеный, чудом устоявший в войну и после. Неудобный был дом, чего уж там, маленькие комнатки, низкие потолки, туалет, само собой, во дворе. Его, дом, если и не любили, то ценили за близость к Москве, озеро рядышком, высоченные сосны вокруг; друзья и родственники толпами наезжали сюда пожарить мяса на углях, поваляться в высокой траве, набрать в ближайшем лeсу лисичек и земляники; ночевать оставались крайне редко - город близко, да и дом, действительно, был неудобный, тесный, сырой.

Нелепо было и подумать, что дом может существовать отдельно от Натальи, а Наталья - отдельно от дома. Наталья была - всегда. Жила тут с апреля по ноябрь, упорно подвязывала огурцы, полола мелкую, несладкую почему-то всегда клубнику, топила печь, кормила окрестных котят...
Simon

(no subject)

В коридоре у нас тут имеет место быть огроменная пальма в железном горшке. На горшке - надпись:

Dear Employees!
Please, don't dump water or any other liquid into this container.
Thank you for your cooperation!


Я так полагаю, они опасаются, чтобы мы туда не писали. А более благородные сотрудники считают, что это чтобы мы кофе туда не лили...

Ну, и кто прав? :)